СЕРГЕЙ ЖЕРЕБЯТЬЕВ: Я СТОЯЛ ЗА ЗАБОРОМ, КОГДА ДРУГИЕ ГОНЯЛИ ГОНКИ.


Говоря о картинге, надо понимать, что сам по себе этот спорт очень неоднороден, как в общем-то и любая дисциплина автоспорта. Здесь именитые заводские конгломераты (правда, тут речь не о России) соседствуют с маленькими, почти семейными командами, где работают отцы, дети, а иногда даже и деды, по-настоящему вовлеченные во все нюансы процесса превращения юных неопытных дарований в настоящих гоночных звезд. Есть команды с давней историей, есть достаточно молодые руководители, которые уже сумели снискать уважение коллег, закрепившись в элите российского картинга – гонках Чемпионата и Первенства России. И сегодня речь об одном из них. Встречайте – Сергей Жеребятьев, тренер и руководитель команды DOZARI Team.

Сергей родился в Москве почти на рубеже веков – в 1988 году. В его семье не было признанных гонщиков или хотя бы увлекающихся картингом родственников. Все началось в 1998 году, когда девятилетний Сережа впервые увидел по телевизору гонки Формулы-1. И захлестнуло! Михаэль Шумахер, Микка Хаккинен, Феррари, МакЛарен, робкие надежды и мечты когда-нибудь сесть за руль настоящего гоночного болида. До Королевских гонок, правда, не докатил, но интересного было много.


ЕС – Наверное, только в 9 лет и можно позволить себе такие мечты, посмотрев заезды Михаэля Шумахера. Но кто бы мог подумать, что вот тот детский восторг, связанный с гонками, может воплотиться в профессию и стать по большому счету смыслом жизни? Как все это развивалось?


СЖ – Я просто знал, что это мое! В 2000 году я стал искать, где можно реализовать свои желания и в итоге попал в бесплатную картинговую секцию в Строгино. Там на тот момент занимались многие люди, которых в картинге теперь знают все. В частности, Виктор Антонов, Даниил Мовэ и многие другие. Узнал, что картинг не ограничивается прокатом. Начал работать маршалом на спортивных гонках, махал флагом, чтобы получить возможность прокатиться на настоящей спортивной технике. Тогда это был класс Ракет-120. Не все сразу складывалось. Я стоял за забором, когда другие гоняли гонки. Мне хотелось послушать звук мотора, понюхать запах бензина, почувствовать сопричастность к чему-то большому. Это была, видимо, такая проверка на прочность моих устремлений.

ЕС – ПримЕриться, попробовать, прокатиться – это все здорово! Но как попал в большой спорт? Все мы знаем, что картинг – дорогостоящая игрушка и без постоянных денежных вливаний добиться успеха здесь практически невозможно.


СЖ – Не поверишь! У меня всегда находились спонсоры! Семья у меня абсолютно обычная. Потянуть картинг самостоятельно мы бы не смогли. Я знаю, это сейчас звучит, как сказка, потому что вопрос спонсорства в большом спорте – вопрос, стоящий очень остро, но мне всегда везло! Первый сезон в картинге мне тогда оплатил шеф моей матери. Мне было 15 лет. Я набрался наглости и пошел к нему на прием в тайне от мамы. И вуаля! Я поехал в классе World Formula, который тогда выступал в рамках Чемпионата России. Сходу стал серебряным призером. Второй мой сезон прошел уже под флагом Мегафона, который в тот момент занимался поддержкой автоспорта и отсыпал денег, после того как я выиграл какой-то прокатный турнир в межсезонье. В этот год я уже стал чемпионом. И после этой победы последовало предложение от российского автомобильного клуба Роснефть представлять их в европейской серии Ротакс Макс.

ЕС – По вехам – Формула-1 по телевизору, прокат, World Formula и сразу европейский Ротакс. У тебя все очень скачкообразно и, можно сказать, через две ступеньки.


СЖ – Ну вот так! Я гонял в Австрии, Чехии, Германии, а в России почти и не ездил. Проехал внутренний чемпионат Эмиратов, тоже в Ротаксе. Было много подиумов. А еще у нас потом была большая тестовая программа в Дубае. Я выиграл две 24-часовые гонки в Дубае на прокатных картах. У нас тогда была команда, где со мной ездили Лёша Карачев, Женя Краснов, Леня Панфилов во главе с Юрием Евгеньевичем Ставровским в качестве тренера. И вот мы дважды победили.


ЕС – Может, и в младших Формулах успел себя попробовать?


СЖ – Да, было дело! Были тесты в Формуле Абарт, это аналог Ф-4, так же в Формуле Русь успел проехать. Причем тут даже не за спонсорские деньги, а вообще абсолютно бесплатно. Хорошо оттестился, и Юрий Ким пригласил принять участие в гонке. Кстати, я тогда сразу дебютировал в пятерке лучших. У меня на тот момент уже был практически подписан контракт на сезон в Renault2.0, но тут Роснефть прикрыла спонсорскую программу, и все закончилось.

ЕС – И как ты это пережил?


СЖ – Поступил в Российский Государственный университет физкультуры и спорта. Защитил диплом на тему «Методика обучения детей управлению микроавтомобилем «карт». То есть мое образование позволяет тренировать, заниматься с детьми. Это, кстати, очень помогает.


ЕС – Это все очень интересно, но от дипломной работы до вполне успешной спортивной команды DOZARI Team и детской картинговой школы DOZARI пропасть шагов. Как вообще все это получилось? Эта была намеченная цель или набор случайных действий, приведший к тому, что мы видим сейчас?


СЖ – Много чего случилось. Не все, конечно, было сразу запланировано в текущем виде. Если хотя бы вспомнить, сколько раз наша школа переезжала на новые площадки! Но, что приятно, наши пилоты отличаются почти стопроцентной лояльностью. Школа меняет дислокацию, но костяк учащихся остается прежним. Это очень здорово! А начинал я тренером в Лемансе. У меня там была достаточно большая школа – от 80 до 100 детей. И я уже на практике отрабатывал свою дипломную работу. Многому и в процессе научился, конечно. Параллельно ездили с Лемансом на гонки Ротакса. В 2012 году сразу победили в РМ Мини с Мишей Богдановым и Дмитрием Толстовым в качестве руководителя. А в 2013 я уже почувствовал, что могу отправиться в индивидуальное плавание, создав команду DOZARI Team.

ЕС – А давай вот тут поподробнее. Название в общем странноватое и до сих пор никто в паддоке толком не знает с ударением на какой слог оно произносится. Что это и откуда? Кто-то говорил, что это от названия какого-то ночного клуба? И вообще! Я слышала от многих в паддоке, что команда DOZARI очень закрытая команда и мало кто знает про нее что-то конкретное. Что можешь сказать в свою защиту?


СЖ – Вот тут, наверное, и правда, мало, кто знает, но это аббревиатура. Ударение на второй слог! И я скромен! Мне никогда не хотелось называть команду своей фамилией, как это принято у многих, хотя даже в общем Феррари – это тоже фамилия. ДозАри – Феррари – созвучно же? *смеется* А расшифровывается это так: Dubinin or Zherebyatev and Racing Interesting. А вообще для самых внимательных на лейбле там стоит маленькое ударение на букву О. Но потом мы передумали, поэтому ДозАри! А насчет закрытости… Заходите! Наши двери всегда открыты! Мы ждем пилотов в команду, нам есть, что им предложить, у нас теплая, дружественная атмосфера и есть печеньки!

ЕС – Я под впечатлением! Очень круто! А пока я перевариваю, расскажи, сколько лет ты уже работаешь с детьми? Что в активе? Какие достижения?


СЖ – 12 лет. У меня довольно большая школа, которая функционирует круглогодично, обширный парк техники, собственный картодром под крышей в ТЦ Шоколад на МКАДе. Мои воспитанники участвуют и регулярно побеждают в разных классах в Детских межклубных соревнованиях среди прокатных детских школ Москвы. Мы ездим в серии Ротакс Макс, а также на Чемпионате/Первенстве России и Академии РАФ. Я выпестовал двух чемпионов России. Оба в классе ОК. Это Иван Носов в 2016 году и Лев Головин в 2017 году. Оба они до сих пор со мной, хотя уже не часто пилотируют, но остались в команде и помогают мне растить новых пилотов. Как по мне, эффективнее, когда пилот не бегает по разным командам, а формируется и растет под присмотром одного тренера, который знает его сильные и слабые стороны, понимает, как настроить его перед гонкой, может в нужный момент накрутить или успокоить. Ваня и Лев со мной делали первые шаги в картинге, и их чемпионство – наша общая победа!


ЕС – Вырастить спортсмена – это, конечно, очень долгий путь. Вот ты ему объясняешь, где газ, где тормоз, а вот он уже стоит на подиуме под звуки гимна. А можно ли сказать, что будущего чемпиона видно сразу? Ты их видишь среди своих школьников, например?


СЖ – Вижу! Но тут ведь все должно сложиться. Не у всех есть возможности уходить в большой спорт, и нет никаких гарантий, что найдется спонсор, как было у меня. Но быстрые ребята есть. С ними очень интересно работать, и мне есть, что им рассказать. Мне это в радость!

ЕС – В радость – это когда успехи у детей, а если неудачи? Расстраиваешься?


СЖ – Да. Хотя сейчас уже меньше. Стал немножко философски к этому относиться. А раньше прям очень. Повзрослел, видимо. Понимаю, что иногда ребенок просто не готов, не пришло его время и ждать успеха рано пока. Я же вижу, что кто-то проехал чище, лучше, и это объективно. Но в то же время, я понимаю, что я объясню пилоту его ошибки, и он их уберет, и в следующий раз выиграет.


ЕС – А ты прям так уверен, что уберет?


СЖ – Да. Я же с ними работаю. Они слушают, они стараются. Я вижу прогресс, и потому я уверен. У меня с каждым своим пилотом есть некая внутренняя связь. Он едет, а я в любой момент времени понимаю, что сейчас у него в душе. Переживаю, конечно. Бывало, что и из равновесия выходил. Хотя в последнее время все реже и реже. Я в них верю! В своих пилотов.

ЕС – Ты кричишь на детей? Что надо сделать, чтобы ты закричал?


СЖ – В редчайших случаях. Наверное, 95% нет. Разве что из страха. Один раз был момент, когда Ваня Носов подошел к обрыву, а я оглянулся… Конечно, он отхватил за это.


ЕС – Какой ты видишь свою команду через 5 лет? Через 10? Есть какие-то намеченные перспективы развития? Или, проще говоря, чего хотелось бы добиться? Куда ты идешь?


СЖ – Я хочу быть лучшим! Причем не на ровном месте. Я много работаю для этого. Оценивать нас будут потомки, как говорят… Но мне так все это интересно, я трудоголик, я это все обожаю, я уже хочу ехать в Рязань-Курск-Ростов, да все равно, куда. Есть желание, есть потенциал, есть интерес. У меня много занятости, но сил на все хватает. Не знаю, может, для кого-то это уже рутина, а я еще горю. Я хочу добиться таких вершин мастерства, чтобы даже враги признавали, что я хорош! Ну а, если по существу, то я хочу большую команду с правильной организацией процесса внутри, с четкой структурой. Чтобы был тренерский штаб, грамотная работа с телеметрией. И много чемпионов России под флагом DOZARI.


ЕС – Чтобы каждая собака в паддоке знала, на какой слог ставить ударение в названии команды!


СЖ – Ну можно и так сказать!





68 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все