top of page

Chiao, Robert!

Обновлено: 15 июл.


10 апреля не стало Роберта Акопова. Ему было 70 лет. Все картинговое сообщество, безусловно, было шокировано этим событием. А в знак признательности за вклад в развитие российского картинга и просто, чтобы помнить, многие спортсмены на гонке в Грозном наклеили на свои карты слова прощания – Chiao, Robert! Это было невероятно трогательно и так правильно, как мне кажется. Мы все запомнили его, как очень улыбчивого, доброжелательного человека и въедливого профессионала. Но многие ли из вас знают, что Роберт провел в картинге всю свою жизнь, ни разу не изменив своему предназначению? Его преданность автоспорту граничила почти с фанатизмом, но именно такие люди в конечном итоге и создают будущее. Сегодня мы беседуем с Ильей Акоповым – сыном и неизменным соратником Роберта на протяжение всей истории Akopov Racing Team.

ЕС – Для начала немного исторических фактов.

 

Роберт Акопов

·      Мастер спорта международного класса

·      5-кратный чемпион СССР

·      Победитель Спартакиады народов СССР

·      2-кратный победитель Кубка дружбы социалистических стран в составе сборной СССР

ЕС – Внушительная коллекция! Но как все это началось?

 

ИА – У нас это семейное. Началось все еще с дедушки. Он был очень увлечен мотоциклами и уже в шестилетнем возрасте у папы появился первый, специально для него собранный, маленький мотоцикл, на котором он катался по улицам, по дворам. А к 8 годам из подручных материалов точно так же был собран первый карт.

 

ЕС – К 8 годам! Это 1962 год! Тогда уже знали, что такое картинг?

 

ИА – Да! Уже знали, но это не было широко распространено. Были секции при дворцах пионеров, где дети сами занимались сборкой, настройкой, отладкой. Это не как сейчас, когда у каждого спортсмена есть механик, тренер, хронометрист и пару нянек. Колеса ставили от тракторов или вертолетов, двигатели от мопедов, а трасс еще вообще не было. Так что гоняли просто по улицам.

ЕС – Вот так и рождаются легенды! А когда начались первые победы?

 

ИА – А уже в 9 лет! Это была какая-то местечковая гонка – опять же от дворца пионеров. Кстати, гонки проводились не по классам, то есть папа, будучи ребенком на тот момент, соревновался со взрослыми мужчинами, которые тоже собрали свои первые машины из того, что было под рукой или плохо валялось. Это потом уже начались какие-то республиканские соревнования, затем приглашение в сборную СССР, когда тренером папы был сначала Юрий Евгеньевич Ставровский, а затем Василий Иванович Скрыль.

ЕС – С какого возраста Роберт начал погружать в мир картинга тебя?

 

ИА – С 1985. Мне было 8 лет. Папа как раз закончил свою гоночную карьеру в 1983 году и стал вовлекать меня.

 

ЕС – А когда пришла идея создания Akopov Racing Team?

 

ИА – Команда фактически выросла вокруг меня. Изначально это был такой же кружок при дворце пионеров, как и у всех в Советском Союзе. Папа занимался только мной. Первый пилот у нас появился уже в конце 90-х годов. Мы даже на гонки с ним не выезжали. Так, просто накатывали его в Фирсановке.

ЕС – Мне кажется, не все на картодроме знают, что Роберт весьма бегло общался на итальянском. На английском многие говорят, но итальянский – скорее редкость. Когда выучил? За время международной гоночной карьеры?

 

ИА – Он очень увлекался итальянской эстрадой: Челентано, Рикки и Повери, Аль Бано и Ромина Пауэр. И вот он просто начал учить слова по словарю. А еще у нас была близкая знакомая, почти родственница, которая была переводчиком с итальянского. Вот она стала учить папу. И он потихоньку заговорил. Так что к гонкам это не имеет никакого отношения, хотя, конечно, крепко помогло в дальнейшем, когда мы начали вывозить пилотов на тесты и гонки в Италию. Мы были одними из первых, кто начал этим заниматься. Это был 2007 год. Сначала был один пилот в тестовом режиме, дальше – больше. Это стало уже неотъемлемой частью тренировок, мы стали регулярно вывозить всех своих пилотов.

ЕС – В какой момент Роберт стал привлекать тебя уже для работы в команде? Может, это была тренерская работа?

 

ИА – Да нет! Я начинал работать простым механиком. Крутил гайки, делал, что говорили. В 2000 году я уже закончил пилотировать и целиком посвятил себя команде. Стал осваивать премудрости, секреты. Позже уже работал и тренером, конечно.

 

ЕС – А когда началась моторная тема?

 

ИА – Она была всегда! В Союзе все ездили на том, что смогли собрать сами. Это уже после, когда появились российские соревнования, появился регламент. Но принцип ДВС остался неизменен. Навык к тому времени уже был. Два такта – это два такта! Меняются формы, меняются регламенты, но сам принцип не меняется.

ЕС – Безусловно! Но вы же еще сдавали моторы в аренду. А двигатель от Акопова – это гарант качества, скорости и прохождения технической комиссии. В чем секрет? Почему вы такие быстрые?

 

ИА – Тут даже не секрет. Это исключительно подход папы. Это сумасшедшая любовь – к двигателям, к железкам, всему, что связано с маслом, с бензином. Скрупулезность, педантичность, дотошность! Проверки 33 раза! Сам себя проверял! Я смотрел на это и понимал, что нет второго такого человека.

ЕС – Ты тоже так делаешь?

 

ИА – Нет! Я по характеру другой. Я так не могу. Он, конечно, научил меня каким-то тонкостям, нюансам, но руки другие, и я все равно делаю все по-своему. Были даже моменты, когда я являлся идейным вдохновителем. То есть я давал идеи, а отец пытался их воплотить в жизнь в рамках существующего регламента. Но часто бывало и так, что я выдавал какое-то откровение, а папа качал головой и говорил, что он все это уже пробовал некоторое количество раз некоторое количество лет назад. Так что идеи всегда висят в воздухе. Но у него, конечно, был гигантский опыт в плане двух тактов. У него даже была любимая фраза: «Не ищите в жопе счастье!» Но мы все равно оба всегда изучали кучу литературы, следили за новинками, что-то даже подсматривали. Словом, не останавливались ни на минуту, всегда шли вперед.

ЕС – Если говорить об Akopov Racing Team, кто из вас был руководителем команды?

 

ИА – Конечно, он!

ЕС – Каким он был руководителем? Таким же дотошным, как и с техникой? Любил своих пилотов или больше с родителями общался?

 

ИА – Очень вспыльчивый! Но отходчивый и не злопамятный.

 

ЕС – А вспыльчивый в ответ на какие-то советы? Типа я сам все знаю или как?

 

ИА – Вспыльчивый в ответ на действия пилота, о которых мы перед заездом говорили, что так делать не надо. И если пилот это исполнял… Мало ему не было! Ругался он крепко! Но он очень быстро отходил, мог тут же погладить по голове и сказать такие слова, которые дедушка внукам говорит. То есть и кнут, и пряник были как-то в равной пропорции.

ЕС – Были ли какие-то жесткие непреложные правила в команде? По принципу шаг влево-вправо, расстрел на месте?

 

ИА – В первую очередь, это дисциплина. И от пилотов, и от механиков. Плюс чистота рабочего места. Все должно быть убрано после работы, все должно быть идеально и блестеть все, что может блестеть.

 

ЕС – То есть это был такой внутренний регламент от Акопова?

 

ИА – Да, именно так! Все механики точно знали, что им делать и в какой момент. Круг обязанностей оговаривался сразу при приеме на работу. Я не могу сказать, что он был уж очень суровым руководителем. Это скорее о желании сделать все максимально эффективно и наилучшим образом. Это такой же перфекционизм, как и в работе с моторами.

ЕС – Он ведь провел в этом всю свою жизнь. Как актер, который мечтает умереть на сцене, он ушел на картодроме. Но неужели за все эти годы не случилось усталости, какого-то профессионального выгорания? Ведь это та еще ежедневная рутина!

 

ИА: Он, конечно, уставал от работы, но я никогда не чувствовал в нем усталости от профессии. Если это начиналось, ему нужно было недельку отдохнуть, а потом он, уже соскучившийся, возвращался к работе в абсолютно счастливом своем состоянии. Он действительно в технике буквально с пеленок, когда дед катал его на всяких мопедах-мотоциклах. У него вместо крови бензин, наверное, смешанный с маслом в нужных пропорциях, как это у нас положено.

ФОТО - из архива Ильи Акопова и Екатерины Сорокиной

 

 

 

60 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

コメント


bottom of page